Новости

МЧС России

Москва

Москва

Лента новостей

Главная Дальневосточный федеральный округ Чукотский автономный округ

24 Ноябрь 2017 года «Равнодушие до добра не доведет никого»

В эфире программы «Угол зрения», на радио СОЛЬ, 22 ноября прошло обсуждение со специалистами, предложения об усилении ответственности за оставление в опасности.

Прослушать запись радиоэфира от 22 ноября 2017 17:30 можно по ссылке ниже:

Сайт радио СОЛЬ ссылка на новость

«За равнодушие — в тюрьму: на Чукотке предлагают ужесточить наказание за оставление в опасности»

Десяток видео с места ЧП и всего пара звонков спасателям — после пожара в жилом доме в Анадыре общественники предлагают ужесточить ответственность за оставление в опасности. Что по закону грозит равнодушным свидетелям, и помогут ли беседы с населением?

Эксперты: Владимир Быстрых — председатель общественного совета (г. Анадырь); Сергей Чудопал — полковник ГУ МЧС России, начальник управления гражданской защиты по Москве; Ярослав Михайлов — юрист, руководитель юридической компании «Право-ЗаконЪ», (г. Киров).

Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ. У микрофона Валентина Ивакина.

В рамках сегодняшней программы мы обсудим предложение, которое прозвучало от чукотских спасателей и общественников. Они предлагают ужесточить ответственность за оставление в опасности. Иначе говоря, за равнодушие, которое порой проявляют россияне, которые становятся очевидцами ЧП. Если ты увидел, что происходит что-то, что несет угрозу для жизни человека, и остался равнодушен, допустим, достал телефон, начал производить видеосъемку, чтобы выложить потом видео в интернет, а не стал звонить в скорую, в полицию, пожарным и прочее, то таких людей, считают общественники на Чукотке, надо наказывать.

Такие предложения звучат неслучайно. Вызваны они тем, что 12 ноября в многоквартирном жилом доме в Анадыре произошел пожар. Тогда пострадало 7 человек, 4 из этих 7 пострадавших — дети. Общественное возмущение тогда вызвало равнодушие очевидцев. Очень многие достали телефоны, подумали о том, что надо звонить пожарным, вызывать спасателей, может быть, подумали и решили, что снять видео важнее. Может быть, кто-то один уже вызвал пожарных, поэтому другие взяли телефоны и начали снимать. Теперь сложно восстановить хронологию событий, но факт остается фактом — в МЧС звонок поступил поздно, всего было пара звонков, хотя очевидцев было много, но при этом в сети потом можно было найти большое количество видеороликов с этим пожаром.

Буквально сразу после произошедшего представители МЧС опубликовали текст своего обращения. «Главк МЧС России по Чукотскому автономному округу направил в региональные управления МВД и Следственного комитета России письма с просьбой выявить лиц и установить меру ответственности за неадекватное поведение и оставление людей в опасности».

В рамках этого эфира попробуем разобраться, существуют ли в современной России механизмы наказания такого равнодушного очевидца, который стал свидетелем ЧП, мог он совершить звонок в службы спасения, но не сделал этого или же просто прошел мимо. Можно ли такого человека как-либо наказать — оштрафовать, посадить в тюрьму? Потому что от общественников и спасателей Чукотки, как пишут местные ресурсы, звучат предложения ужесточить законодательство вплоть до уголовной ответственности за оставление людей в опасности.

Первым в рамках этой программы мы заслушаем комментарий Владимира Быстрых, председателя общественного совета (г. Анадырь). Владимир рассказал о том, какие настроения ходят в городе, какие предложения звучат от общественников, от спасателей и почему это происходит.

Владимир Быстрых: Что касается депутатов, я не слышал из их уст такого предложения. Но были общественные слушания, проводили ГО ЧС. И основным моментом было то, что произошла чрезвычайная ситуация, пожар. И в тот момент, когда люди были в опасности, дети, люди из окон выпрыгивали, вместо того, чтобы им помочь, некоторые просто снимали это все на телефоны. То есть оставили людей в опасности и не предприняли определенные меры для спасения. Мне кажется, очень странно, когда человек в беде, не оказать ему помощь.

К сожалению, я не присутствовал на общественных слушаниях по этому поводу, не готов ответить, что именно звучало. В основном из уст горожан, тех, кто знал об этой ситуации, шел негатив. Действительно, вместо того, чтобы снимать, лучше бы помогли. Это зима — могли бы вынести, к примеру, одеяла теплые. Из СМИ следует, что 9 точек, с которых снимали. А на пульт пожарным поступило буквально два звонка. Эти люди, держа в руках телефоны, вместо того, чтобы сообщить о ситуации, просто были равнодушны к происходящему. Им больше нужна была картинка, видео, чтобы поделиться потом с окружающими.

Все осуждают то, что происходило, именно съемку.

В.И.: Мы продолжаем. С нами на связи Ярослав Михайлов, юрист, руководитель юридической компании «Право-ЗаконЪ», (г. Киров). Здравствуйте.

Ярослав Михайлов: Здравствуйте.

В.И.: Инфоповодом для нашего эфира послужили сообщения с Чукотки. Чукотские спасатели и общественники предлагают ужесточить ответственность в том случае, если какой-либо гражданин становится очевидцем ЧП и при этом проявляет полнейшее равнодушие, более того, допустим, достает телефон и начинает видео снимать вместо того, чтобы помощь оказывать. И говорят о том, что нужно ужесточить ответственность вплоть до уголовной. В связи с этим возникает вопрос — с юридической точки зрения, сейчас таких очевидцев, которые никаких мер не предпринимают, можно привлекать к ответственности? Может быть, такие механизмы уже существуют?

Я.М.: Речь идет, скорее всего, о ст. 125 УК, по которой можно привлечь лицо за неоказание помощи. Но есть одно «но» — привлечь лицо, если это лицо не находилось под опекой данного лица, которое, допустим, делает селфи, как тонет человек, практически невозможно, потому что в УК написано дословно такая фраза — «…которое имело возможность оказать помощь и данное лицо находилось от него в какой-либо зависимости, под опекой и т. д.». То есть достаточно внести в УК просто поправку, «и» заменить на «или».

В.И.: В той формулировке, которая сегодня существует, на практике это как проявляется? Я могу делать селфи на фоне тонущего человека и за это не понести никакой ответственности?

Я.М.: Да, только потому что человек не находился под опекой данного лица. С точки зрения закона, это так. Потому что там стоит «и», а не «или». Если бы было «или», тогда бы можно было привлечь. А здесь получается, что нужно соблюсти два условия, что он имел возможность оказать помощь и данное лицо находилось от него в какой-либо зависимости.

В.И.: Правильно я понимаю, сейчас в таких ситуациях привлекают к ответственности, допустим, если полицейский оказался очевидцем ситуации, даже не при исполнении обязанностей?

Я.М.: Да. Полицейский, врач и т. д. Потому что полицейские всегда находятся при исполнении, у них ненормированный рабочий день, и если совершается преступление, они обязаны его пресекать. Врач, если исполнял свои обязанности, тоже обязан будет предпринимать какие-либо меры. Если он помощь не оказал, он будет нести ответственность. А простой гражданин, который делал селфи, которому было безразлично, не понесет ответственности никакой.

В.И.: Подобные законы актуальны только для России или где-то есть страны, где за это равнодушие человека могут посадить в тюрьму? Такое вообще существует?

Я.М.: Затрудняюсь ответить. В европейском праве есть такие положения, где есть уголовная ответственность за это. В каких конкретно странах, я навскидку сказать не смогу.

В.И.: Насколько реально сейчас воплотить вот это предложение, которое озвучивается спасателями и общественниками Чукотки, в жизнь?

Я.М.: Надо выйти с законопроектом, обратиться в какую-нибудь партию, чтобы они внесли законопроект по данному вопросу на рассмотрение в Госдуму. Если депутаты примут это условие, то это будет воплощено. Это вполне реально. Просто недоработали в свое время данный закон, я считаю. Потому что не могли предположить, что появятся селфи и т. д. Закон этот был принят еще в 1996 году, 125 ст. в данной редакции.

В.И.: То есть закон почти 20-летней давности, который, можно сказать, потерял свою актуальность.

Я.М.: Да. Он требует сейчас ревизии.

В.И.: Как думаете, если все-таки подвергнется закон ревизии, вот это «и» заменят на «или», насколько будет сложно привлекать таких равнодушных очевидцев к ответственности?

Я.М.: Я думаю, тогда проблем не будет никаких. Главное, собрать доказательства. А доказательства тут собираются просто. Человек, допустим, делает селфи, где-то это выкладывает, в интернете много таких селфи. Когда будут привлекать, будут собирать информацию. Есть очевидцы другие, которые будут говорить, что, возможно, такое было. С технической точки зрения, не будет сложности никакой.

В.И.: То есть если есть фотография, она уже выступает доказательством.

Я.М.: Да.

В.И.: Управление МЧС по Чукотскому автономному округу размещало сообщение о том, что главк МЧС России по Чукотскому автономному округу направил в региональное управление МВД и СК России письма с просьбой выявить тех людей, которые производили съемку пожара в Анадыре, и установить меру ответственности за неадекватное поведение, оставление людей в опасности. Получается, это такой крик в пустоту? Учитывая современные законодательные реалии.

Я.М.: Я полагаю, что это делается, для того чтобы собрать какую-то информацию, какую-то базу, чтобы обосновать внесение законопроекта в Госдуму.

В.И.: Подобные предложения раньше звучали на территории России? Или это такие одиночные инициативы, которые порой всплывают после ЧП?

Я.М.: Инициативы всплывают, когда какое-то ЧП в стране случается. Появляются соответствующие инициативы. Но, к сожалению, все находится в таком режиме, что пока петух не клюнет, никто ничего делать у нас не будет, никому это в голову не придет.

В.И.: Давайте подытожим. Правильно я понимаю, что, исходя из современного законодательства, я иду по улице, вижу, как, не дай бог, кто-то кого-то убивает, могу спокойно снимать видео, выкладывать в интернет, и ничего мне за это не будет, за то, что я не помогла, ничего не сделала, никаких мер не предприняла?

Я.М.: Нет, в этом случае может наступить ответственность. Потому что вы очевидец преступления, вы не сообщили о совершении преступления.

В.И.: То есть какие-то нюансы существуют?

Я.М.: Да, существуют. Речь идет о том, что человек, допустим, тонет. Начинают снимать на видео, как он тонет, вместо того, чтобы оказать помощь. Или человек упал в обморок на улице или по болезни, тоже снимают, не оказывают помощи, не вызывают врача. Существуют, конечно, нюансы.

В.И.: То есть если я могу вызвать скорую, но этого не сделала, то я за это могу понести ответственность, или позвонить в полицию?

Я.М.: Да.

В.И.: Тут тогда о какой ответственности идет речь?

Я.М.: Это случай совершения преступления. Если на ваших глазах совершалось преступление, и вы не сообщили, то, естественно, будете за несообщение о преступлении нести ответственность. А если вы просто стали очевидцем случая, когда стечение обстоятельств возникло такое, например, стихийное бедствие, человек в результате чего-то нуждался в помощи, и вы ее не оказали, вместо этого начали снимать на видео, селфи делать с ним, то тут ответственности вы не понесете пока.

В.И.: Если вернуться к пожару в Анадыре, там основная претензия в том, что было зафиксировано несколько, всего парочка звонков в службу МЧС. Но при этом человек 10 снимали видео. Они потом были выложены на просторы интернета. Этих авторов видео и предлагается теперь как-то наказать, найти и что-нибудь с ними сделать. В данном случае, правильно я понимаю, они могут понести наказание?

Я.М.: Ситуация здесь такая, если с точки зрения адвоката говорить, они будут говорить, что «мы знали о том, что вызвали уже МЧС, и поэтому снимали». В этом случае сложнее наказать гораздо. Но наказать можно. Например, она не сообщили о преступлении. Они же на тот момент не знали, совершается преступление это или нет. Все зависит от нюансов дела, конечно. Но сделать попытку наказать их можно. Даже нужно.

В.И.: И речь идет, скорее всего, об административной ответственности? Наверное, какие-то штрафы, обязательные работы? Вряд ли это уголовная ответственность?

Я.М.: Я боюсь, что даже речь идет в этом случае не об административной ответственности. С точки зрения закона, по идее, привлечь практически невозможно, если не будет доказано, что на их глазах совершалось преступление, и они имели реальную возможность предотвратить это преступление, но никаких мер не предприняли.

В.И.: В общем, сложные юридические тонкости. Посмотрим, до чего дело дойдет на Чукотке.

Я.М.: Да. Много юридических тонкостей. Если на ваших глазах совершается преступление, избивают человека, вы практически проходите мимо преступления, тут, конечно, вы понесете ответственность, если вы не примите мер по предотвращению данного преступления. И то, при условии, что совершается тяжкое или особо тяжкое преступление.

В.И.: Пожар — это же не преступление. В большинстве случаев это стечение обстоятельств.

Я.М.: В этом случае невозможно привлечь, кроме как, допустим, за причинение морального вреда, если кто-то подаст иск в суд. Тут да, с них взыщут, возможно, компенсацию морального вреда людям, которые были возмущены этим действием. На данный момент другого пути нет. Если законопроект примут — конечно.

В.И.: Пока еще до законодательной инициативы дело не дошло. Только предложения звучат. Но исходя из ваших слов, можно сделать вывод, что это вполне реально, что за равнодушие, проявленное очевидцами, возможно, в ближайшем будущем россияне будут нести какое-то наказание. Ярослав, большое спасибо, что побеседовали с нами.

Я.М.: До свидания.

В.И.: С нами на связи Сергей Чудопал, полковник ГУ МЧС России, начальник управления гражданской защиты по Москве. Здравствуйте.

Сергей Чудопал: Здравствуйте.

В.И.: Чукотские спасатели и общественники предлагают ужесточить ответственность за оставление в опасности. Помимо этого, также звучат предложения внести некоторого рода изменения в школьный предмет ОБЖ. Предлагается разработать методическое пособие о правильных и достаточных действиях при различных происшествиях. Как думаете, в современных уроках ОБЖ в школе достаточно обучают детей для того, чтобы они потом, в случае какого-то ЧП, какого-то происшествия не оставались равнодушными и могли как-то прореагировать, помочь?

С.Ч.: Я считаю, что в настоящее время на уроках ОБЖ в первую очередь дают детям навыки поведения непосредственно в агрессивных каких-то условиях, в условиях неблагоприятной окружающей среды и т. д. То есть вопрос поставлен о том, чтобы научить ребенка, как правильно действовать самому. И как мы понимаем, все-таки дети сами еще незащищенная категория населения. Сами дети у нас нуждаются в заботе взрослых. Но, конечно, детям нужно прививать общечеловеческие какие-то позиции, о том, что если человек находится в беде, нужно каким-то образом организовать оказание ему помощи. Конечно, на уроках ОБЖ можно об этом говорить более профессионально, какими способами это сделать. Но это большой воспитательный процесс. И мне кажется, это должно происходить не только на уроках ОБЖ.

В.И.: А что вы имеете в виду — не только на уроках ОБЖ?

С.Ч.: Нужно прививать детям чувство ответственности, чувство сострадания. Чтобы они понимали, что если человек попал в беду, то ему нужно помочь, а не каким-то образом отворачиваться и т. д. А чтобы помочь, мы должны понимать, каким образом это сделать, какими способами. Или кому-то позвонить, или самому что-то сделать, элементарно протянуть руку и т. д. А просто стоять, бездействовать, тем более, снимать это на видео и получать в соцсетях какие-то лайки и т. д. — я думаю, что это неправильный путь.

В.И.: Как думаете, современная программа в рамках предмета ОБЖ включает все необходимое, ее надо как-то дорабатывать? Или ребенок, обучившись на том количестве часов, которое предусмотрено в школьной программе, в принципе уже обладает тем спектром знаний, который необходим на случай ЧП, чтобы, если что, не стоять сложа руки, не пройти мимо?

С.Ч.: Я еще раз повторюсь, что, прежде всего, ОБЖ учит именно самого ребенка, как нужно себя вести в подобной ситуации, если он попал куда-то.

В.И.: Спасти себя, в первую очередь.

С.Ч.: Да, конечно. Но, естественно, там есть определенные часы по оказанию первой медицинской помощи пострадавшему, какие-то способы именно оказания помощи другому пострадавшему человеку. Но, естественно, максимально прививаются все навыки практически. Поэтому, чтобы как-то широко использовать эти возможности и чтобы дети понимать, как действовать в такой ситуации, и в отношении себя, и в отношении какого-то близкого человека, нужно участвовать в каких-то практических мероприятиях. Например, в каких-то общественных играх. У нас есть прекрасное движение «Школа безопасности», которая проводится на уровне школы, потом районный, городской уровень и т. д., вплоть до международного, соревнования организовывает МЧС России. Есть такое движение, поэтому нужно как можно больше в нем участвовать. Как раз именно там можно практически поучаствовать самим как в оказании помощи, так и как действовать в трудной ситуации, преодоление трудностей.

В.И.: Насколько я знаю, иногда спасатели приходят в школы с лекциями, проводят встречи. С.Ч.: Да, конечно. Это все есть. В движении «Школа безопасности», конечно же, наставниками выступают опытные спасатели, офицеры окружных управлений. Эта работа у нас ведется, конечно, планово.

В.И.: Предлагают ведь не только со школьниками работать, но и со взрослыми. Помимо рекомендаций, которые можно применить в школьной программе, озвучивается, что главам поселений было рекомендовано организовать масштабную работу с местными жителями. И в рамках этой работы какие-то специалисты, возможно, спасатели или представители администрации будут объяснять правила поведения при ЧС и происшествиях. Когда я такие рекомендации слышу, у меня тоже в голове не укладывается. Насколько я знаю, ежегодно отыгрываются ситуации ЧС, и местному населению рассказывают, как себя вести. Такие рекомендации насколько уместны?

С.Ч.: Такие рекомендации имеют под собой определенную основу. У нас практически на всех учениях и тренировках, которые ежегодно проходят, не единожды, — конечно, основная задача этих тренировок — привлекать как можно больше населения, в том числе и со стороны. Но мы знаем о том, что в соответствии с руководящими документами правительства РФ, МЧС России у нас должно быть обучение населения по различным категориям. Должны обучаться руководители предприятий и организаций. Должны обучаться специальные люди, уполномоченные в решении вопросов гражданской обороны, которые должны быть, прежде всего, назначены на предприятиях, в организациях. Для того, чтобы мы работали с неработающим населением, это и школьники, и пенсионеры, какие-то другие люди, которые не имеют возможности обучаться на работе, в каждом районе города Москвы существуют учебно-консультационные пункты, на которых закреплены специалисты, куда любой человек может прийти, задать свой вопрос, и ему должны на этот вопрос ответить. Сейчас организованы вводные инструктажи по вопросам гражданской обороны и защиты в чрезвычайных ситуациях. МЧС разработана система дистанционного обучения. Можно зайти на сайт МЧС России, на сайт Главного управления и посмотреть там ряд этих вопросов, каким образом организовывать эти вводные инструктажи для различных категорий. Что касается глав муниципальных образований, сельских поселений — конечно, мы понимаем это не только как общественную организацию, это как соответствующий орган власти. В этих органах власти тоже должны создаваться или назначаться уполномоченные по вопросам ГО ЧС. Пусть это даже будут где-то нештатные, где-то штатные должности. Но именно эти люди должны быть непосредственными проводниками всех этих вопросов безопасности. И выступать, говорить на различных встречах с населением. Начали какой-то один вопрос обсуждать, потом затронули, перешли плавно к вопросу безопасности. Тем более, мы понимаем, что существует такое понятие, как сезонные риски. В летнее время очень остро стоят вопросы купания в неположенных местах или как вести себя во время жары. Весной и осенью — вопросы, связанные с противопожарным периодом, как вести себя в лесу, в домашних условиях — как пользоваться нагревательными приборами. Есть такой период, когда у нас в домах тепла нет, а кому-то уже некомфортно. Часто возникают пожары из-за этих приборов. Зимой это выход на лед, морозы и т. д. Об этих сезонных рисках нужно говорить, я считаю, на каждом практически собрании.

В.И.: Тут еще речь идет о том, что жители населенных пунктов не только должны уметь как-то действовать, знать, что делать в случае того же пожара, как это было в Анадыре. Есть какое-то правило, что когда подобного рода уроки проводятся, людям объясняют, что — если взялись за телефон, сначала позвоните спасателям, в полицию, и только потом уже хотите — фотографируйте, хотите — делайте видео?

С.Ч.: Люди первые, увидевшие какую-то чрезвычайную ситуацию, я считаю, обязаны, прежде всего, сообщить в наши экстренные службы. Они у нас для того и созданы, чтобы своевременно реагировать на возникшие чрезвычайные ситуации, какие-то ЧП, пожары и т. д. Естественно, этими вопросами занимаются профессионалы. Но мы понимаем, что жизнь человека, попавшего в беду, особенно в первые минуты очень важно оказать ему помощь. Поэтому мы говорим всегда о том, что человек должен уметь оказать первую помощь пострадавшему. Если это какой-то пожар, возможно, действительно протянуть руку, кого-то вытащить откуда-то, какие-то элементарные вещи. Сам человек, прежде всего, должен оценить для себя опасность. Но оповестить об этой беде профессиональные экстренные службы — я считаю, это наша обязанность и гражданский долг.

В.И.: Вы в рамках своей работы ощущаете, что появились такие тенденции в современной России, что люди чаще берутся за телефон не для того, чтобы вызвать экстренные службы и обратиться за помощью в случае ЧС, а для того, чтобы снять видео? Есть это тотальное равнодушие? Или же это все-таки какие-то единичные проявления?

С.Ч.: Конечно, нельзя огульно говорить, что у нас все люди стали черствыми и равнодушными. Но мне кажется, конечно, такая тенденция есть. Возможно, мое мнение, это больше проявляется у молодежи, потому что люди очень много времени уделяют виртуальной жизни, находятся в каких-то гаджетах, в интернете, в соцсетях. В том числе, высказывают все мнение на то или на то. К сожалению, да, такое время, у нас это стало очень важной общественной силой, вот эти социальные сети и то, что в них происходит. Как раз сейчас задача — чтобы все современные технологии и виды общения обернуть во благо. Мы не можем запрещать человеку что-то снимать, понимая, что если он все это выкладывает, он получает какие-то лайки, пятерки, и от этого у него поднимается самооценка или еще что-то. Это вопрос уже какого-то общечеловеческого воспитания. Это наша с вами порядочность. Человек что-то выложит, когда другой попадает в беду или кому-то плохо, не понимая, он думает, что это какой-то жареный факт, а на самом деле это просто какой-то антигуманный поступок. Воспитание должно закладываться в том числе и в школе, продолжаться дальше, в коллективах. Наверное, благодаря вам как СМИ нужно говорить об этом и объяснять людям, что важно быть неравнодушными, важно не проходить мимо.

В.И.: Порой жизнь человека решают считаные секунды. Можете привести какой-то такой пример, когда действительно секунды решили многое? Допустим, по той теме, которую мы сегодня обсуждаем, это случай мог бы быть показательным, с положительным исходом?

С.Ч.: Я приведу пример 20-летней давности, даже больше. Я был курсантом военного училища. Находясь в отпуске, мы ехали в автобусе по дороге районного масштаба. И впереди машина ушла в кювет, ударилась в столб. Не загорелась, но на глазах произошло ДТП. Конечно, все остановились. Было приложено максимум усилий. В основном, конечно, вышли мужчины, пусть их было немного, но каким-то образом разбили стекла, вытащили пострадавших, причем один человек был практически без сознания. Пришлось его вытаскивать из ямы. Это сейчас мобильные телефоны и т. д., а раньше этого не было. Пришлось этого человека нести на руках, класть на пол в автобус. Я держал его голову на руках, мы старались следить, чтобы не был запрокинут язык и т. д., чтобы он не уходил из сознания, зажать какие-то раны. Но у него были очень серьезные внутренние травмы. Естественно, все согласились ехать уже до ближайшей больницы без остановок. Мы привезли человека в больницу. Я думаю, что с ним все хорошо.

В.И.: То есть не проехали мимо, как, к сожалению, сейчас порой случается.

С.Ч.: Да. Возможно, примеров таких масса. У нас, к сожалению, статистика гибели в ДТП, как на небольшой войне. В этих случаях, я считаю, равнодушие до добра не доведет никого.

В.И.: Большое спасибо, что побеседовали с нами.

С.Ч.: Пожалуйста.

В.И.: В СМИ в последнее время действительно встречается огромное количество сообщений о том, что тот или иной житель России стал очевидцем какого-то ужасного события. И нередко люди не звонят в полицию и скорую, а достают телефон, делают фотографии или снимают видео. Нередко, опять же, это оборачивается трагедией. Но при этом есть и огромное количество примеров, когда, даже рискуя собственной жизнью, кто-то бросается спасать тех, кто оказался в беде. Периодически СМИ сообщают о подростках, которые бросились в горящий дом и спасли жителей. То есть мир не без добрых людей, все зависит от нас. Посмотрим, к чему приведет эта инициативы, которая была выдвинута на Чукотке. Лично мне кажется, что для того, чтобы помочь попавшему в беду человеку, не нужно вводить каких-то законов.

Это была программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ. У микрофона была Валентина Ивакина. До свидания.

Материал взят: Сайт радио СОЛЬ ссылка на новость

Новость на сайте МЧС Чукотского АО

Версия для печати Сообщить о неточности или изменение в первоисточнике Уточнить актуальность
Новость была получена автоматически с источника в 2017:11:24 16:45 (МСК)

Тема: ГИБДД, ДПС, ДТП

Регионы России: ДФО, Чукотский автономный округ

Вы очевидец?!

Вы стали очевидцем событий и происшествий о которых читаете?

Поделитесь фотографиями со всей страной!

Другие тэги

Все новости по тэгу ""

Календарь новостей

Интернет-приемная
Чукотский автономный округ

Последние новости

Все новости