Новости

МЧС России

Москва

Москва

Лента новостей

Главная Уральский федеральный округ Тюменская область

15 Февраль 2016 года Воинская память Рашита Атнеева

Служба в Воздушно-десантных войсках в нашей стране была почетной всегда. Не стала исключением в этом плане и середина 80-х годов прошлого века, когда в ряды Вооруженных Сил СССР из далекого сибирского села Верхнесидорово Ярковского района призвали молодого парня Рашита Атнеева.

- Настырный я тогда был, – вспоминает события тех лет Рашит Юнусович. – Еще в военкомате мне говорили: «Куда ты рвешься в ВДВ со своими 170 сантиметрами роста, в эти войска берут парней, начиная от 172 сантиметров». Как будто эти два сантиметра могли что-то тогда изменить…

Не последнюю роль в осуществлении мечты верхнесидоровца сыграло и хорошее знание им сельскохозяйственной техники, различных машин и механизмов – после окончания школы Рашит отучился на тракториста в СПТУ-16. В итоге Атнеева призвали в Воздушно-десантные войска и направили для подготовки на механика-водителя боевой машины десанта в часть под Ашхабадом. Спустя шесть месяцев сибиряк попал в десантно-штурмовой батальон, дислоцированный на самом юге Афганистана, в районе Джелалабада.

- Конечно, мы еще в учебке поняли, что нас пошлют в Афган,– продолжает Рашит Атнеев. – Уже на месте буквально на ходу пришлось осваивать боевую машину пехоты – по сравнению с ней бээмдэшка, на которой мы учились в Туркмении, оказалась более уязвимой из-за слабого бронирования днища.

На БМП верхнесидоровец воевал с «духами» до самой демобилизации. Как-то раз, в первые месяцы нахождения в Афганистане, его боевая машина, шедшая в колонне, получила повреждение ходовой части, подорвавшись на мине. Основные силы ушли вперед, а экипажу неисправной бээмпэшки предстоял ремонт.

–Ушел я за запчастями в расположение нашего батальона, километров за 6-7 от машины, – говорит Рашит Атнеев.

– Возвращаясь обратно, сразу почувствовал неладное – возле БМП стоят шесть всадников на лошадях. А нам еще в учебке говорили, что пуштуны практически не используют коней в повседневной жизни. Форма вроде как у царандоевцев (местной милиции), но кожа у них белее, чем у афганцев, а старший группы разговаривал с моим экипажем на чистом русском. Достаю пару гранат, вынимаю из них чеки, осторожно подкрадываюсь. Никто не стреляет, а старший начинает выпытывать у меня: кто, откуда, не хочу ли перейти на их сторону. Выяснилось, что мой собеседник учился в Военной академии в Москве – вот откуда хорошее знание русского языка. Как мне потом рассказали умудренные опытом командиры, нам попались, судя по всему, пакистанцы. А тогда «милое» общение сторон прервали наши же бойцы, возвращавшиеся обратно. Я успел метнуть свои лимонки в «духов», сам спрятался за бортом, экипаж «нырнул» в машину. Результат – два трупа, остальные успели ускакать.

Там же, под Джелалабадом, трем БМП с десантом, одной из которых управлял Атнеев, предстояло остановить караван с оружием и наркотиками, шедший из Пакистана. По предварительным данным разведки, в нем было около 250 человек. Уже после боя выяснится, что реальное число боевиков, сопровождавших колонну, – не меньше тысячи. Жаркая перестрелка продолжалась на протяжении многих часов: туго пришлось бы десантникам, если бы не поддержка вертолетов с воздуха и вовремя подоспевшие на помощь огнеметчики.

Не забыть ветерану афганцу и еще одного случая. В детстве дед-фронтовик, прошедший великую отечественную войну, рассказывал ему, как после взятия одного из немецких укрепрайонов группа солдат из Средней Азии, невзирая на все меры предосторожности, развела костер на открытом месте и стала готовить пищу. Гитлеровцы не преминули воспользоваться моментом, накрыв всех разом залпом из реактивного миномета.

- Представьте себе, то же самое, практически один в один, повторилось и у меня, – продолжает воспоминания Рашит Юнусович. – Такие же ребята из Средней Азии, только сорок с лишним лет спустя, точно так же развели костер, готовя себе еду. Уговаривал их, сколько можно было, вспоминая рассказ деда. В самый последний момент неведомая сила подтолкнула меня убежать с этого опасного места. Через полминуты мина «духов» со свистом прилетела парням прямо в котелок. Что было потом, думаю, рассказывать уже не надо.

Демобилизовавшись в 1988 году, Рашит Атнеев вернулся в родные края. Без малого десяток лет проработал трактористом в совхозе «Рассвет», а после развала хозяйства ушел работать водителем автомобиля на пожарный пост в село Плеханово Ярковского района, где трудится по сей день. Вместе с женой они воспитали двух дочерей, живущих сегодня в Тюмени. И вроде бы жить – не тужить. Только вот память никак не дает забыть события, происходившие там, за Пянджем, то и дело заставляя воина-интернационалиста просыпаться по ночам в холодном поту…

Автор: Василий Колчанов

Фото: Сергей Николаенко

Новость на сайте МЧС Тюменской области

Версия для печати Сообщить о неточности или изменение в первоисточнике Уточнить актуальность
Новость была получена автоматически с источника в 2016:02:15 15:00 (МСК)

Регионы России: УФО, Тюменская область

Вы очевидец?!

Вы стали очевидцем событий и происшествий о которых читаете?

Поделитесь фотографиями со всей страной!

Другие тэги

Все новости по тэгу ""

Календарь новостей

Интернет-приемная
Тюменская область

Последние новости

27 Сентябрь 2016 года СТРАСТИ ПО АВТОМОБИЛЮ
Все новости